Арина Словени
У Бьерна было своеобразное чувство юмора
Перо замерло над страницей протокола.
— Признаёшь свою вину, бесовское отродье? — клирик оторвал взгляд от чернильницы с изображением Святого Креста и посмотрел в глаза ведьмы, прикованной к спинке стула. — Молчание тебе не даст ничего: доказательств у нас вполне достаточно.
— Так точно, — поддакнул писец и кивнул, отчего кончик его козлиной бороды едва не угодил в чернила. — Согласно протоколу, задержана на месте преступления, рядом с жертвой, имея при себе оружие бесовского происхождения.
Рыжая фыркнула и сверкнула зелёными глазами. Странно, но ведьма не казалась ни испуганной, ни удручённой. Похоже перспектива грядущего аутодафе после череды допросов с пристрастием её нисколько не пугала. Это обескураживало. Клирик привык иметь дело с испуганными отродьями любых возрастов, которые торопились каяться, пытаясь вымолить жизнь. Непонятное поведение арестованной вынуждало его нервничать и злиться.
— Заткнись! — рявкнул он на писца и поднялся из-за стола. — Это я её арестовал, болван ты эдакий и уж нам-то обоим известно, при каких обстоятельствах её задержали.
Он прошёлся по допросной, посматривая на портреты Великих Инквизиторов прошлого. Те надменно глядели в пустоту пыльными глазами и даже не пытались помочь сосредоточиться. Почему последнее время ведьмы так активизировались, да ещё и кардинально изменили образ действий? Вместо прежних банальных проклятий, порчи и наговоров — обескровленные трупы. Да ещё и в таком количестве! Великий сказал, дескать отродья дьявола готовят большой шабаш, но никаких других подтверждений этого клирики так и не сумели обнаружить. Великий ошибается? Ересь!
— Ладно, — клирик присел на ручку стула, к которому была прикована ведьма, и та, стряхнув волосы с глаз, взглянула в лицо допросчика. — Я готов на сделку, пусть это и пойдёт в разрез с моими принципами. Ты дашь мне информацию о вашем великом шабаше, месте его проведения, сроке и тогда, клянусь, я сохраню твою жизнь. Если ты, конечно, не соврёшь.
— Великий шабаш? — теперь ведьма казалась задумчивой. — Откуда ты знаешь про великий шабаш?
— У нас есть свои источники информации, — он ухмыльнулся и в очередной раз, с досадой, вспомнил, что единственная ниточка — слова Верховного. Откуда тот узнал?
— Если у вас имеются такие источники, — ведьма широко улыбнулась, и клирик увидел на её зубе коронку с пентаграммой, — почему бы не спросить у них напрямую? Зачем пытать ту, которая может соврать?
Клирик поднял голову, взглянул в мутные глаза Вениамина IV — победителя упырей, и давно умерший Верховный, казалось, пренебрежительно ухмыльнулся в ответ. Что ему до сомнений какого-то клирика, блуждающего во мраке неизвестности?
Но даже из тьмы может прийти верный ответ, если добавить мраку немного огня веры. Стоит немедленно спросить у Верховного, откуда тот узнал о готовящемся шабаше. Если его, естественно, допустят.
читать дальше

@темы: Произведения