Арина Словени
У Бьерна было своеобразное чувство юмора
Она любила этот уголок старой Москвы, один из немногих сохранившихся. Еще не вытесненный хрупкими на вид многоэтажными стеклянными конструкциями.
Ее узенький переулок внутри Садового кольца крепко держался за свою историю. Напротив тяжелой помпезной сталинки, в которой она жила, до сих пор стоял двухэтажный деревянный домик с резными наличниками на окнах. Сероватое потрескавшееся дерево наличников странно контрастировало с яркой белизной современных пластиковых окон. Этот домик, низкий, с маленькими окнами без подоконников придавал переулку уют и теплоту. Домик, и аромат витавший здесь постоянно.
Она выходила на узенький балкон второго этажа сталинки около одиннадцати, садилась на бабушкин венский стул, с пятном голубой краски на выгнутой спинке. Брала в руки книжку и вдыхала аромат свежей выпечки. Корица с миндалем, шафран и базилик, иногда яркая нота ванили и сладкий, умопомрачительно терпкий запах шоколада. Настойчивый кориандр частенько вклинивался в вальс ароматов из кондитерской, вынуждая их менять ритм. И тогда из вальса это превращалось в танго. Тмин и шафран, снова базилик и легкий, чуть ощутимый тимьян. Застенчивый шалфей, выводивший на паркет шаловливую мяту. Резкий розмарин в сочетании с загадочным восточным кардамоном. Свежезаваренный кофе с дерзкой гвоздикой, или искушенным имбирем.
Она читала книжку, кружась cреди ароматов, будто была одним из них. Возможно корицей, или более томной гвоздикой. Ей хотелось вспорхнуть с витого металла балконных перил к лазурному небу, подразнить его своим ароматным обаянием, пошалить с облаками, может быть поиграть в салочки с воробьями.
читать дальше

@темы: Произведения