Арина Словени
У Бьерна было своеобразное чувство юмора
«У персонажа должен быть характер, вне зависимости от того, есть ли у него клыки»

Интервью с призером конкурса «Трансильвания-2018» (1-е место в номинации «Малая проза») enigma_net


Сегодня мы беседуем с Enigma_net — победительницей «Трансильвании-2018» в номинации Малая проза. Поздравляем с победой!
Мы собрались необычной компанией: Ирина — писатель, участник конкурса, серебряный призёр в той же номинации. Мария — не писатель и не участник конкурса, но заинтересованный творчеством человек. Надеемся, наша встреча будет интересна как участникам конкурса, так и всем, кто интересуется писательством.


Ирина: Ты не первый раз побеждаешь в конкурсе. Изменились ли ощущения от победы?
В первый раз это была прекрасная спонтанность, я не ожидала победы, просто веселилась. В этот раз я взяла серьёзную тему, и, не буду лукавить, хотелось попасть в финал. Ощущения от победы — как полёт! Два дня восторга и масса творческих идей.

Мария: У меня один из первых вопросов: почему именно вампиры? Почему они такие разные? Откуда всё это пошло у тебя?
Так исторически сложилось. У меня была масса ярких переживаний от прочтения «Дракулы» Стокера, чуть позже я сильно впечатлилась экранизацией «Интервью с вампиром». Благодаря этим моментам вампиры прочно вошли в сферу моих интересов. Представления о них разнообразны, и это даёт широкий простор для маневра — с точки зрения характера и особенностей персонажа. Есть где развернуться.

Ирина: Какие темы, кроме вампиров, тебя трогают? Есть ли что-то, что хотелось бы написать, но не получается по разным причинам?
Есть, и таких идей несколько, они ждут своего часа и моего свободного времени. На самом деле интересных мне тем много, от мистических фантазий до социальной сатиры. Иногда хочется это совместить, и тогда получаются своеобразные произведения. Вроде «Чашки чая», которая и про вампиров и одновременно совсем не про тех, кто пьёт кровь.

Ирина:У многих, прочитавших «Чашку чая», осталось недоумение после финала. Почему, как ты думаешь?
«Чашка» производит впечатление лав-стори в вампирском антураже. На первый взгляд, так оно и есть. Я думаю, читателю просто не захотелось разбираться, что там зашифровано под слоем эндорфинов. Как мороженое — оно просто вкусное, хоть от него и набираешь вес.

Мария:Главного героя в «Чашке чая» нельзя оценить однозначно. Он вроде ничего страшного не делает, но в частности у меня не вызывает симпатии. Я воспринимаю его как опасное явление. Да, он способен влюбиться, да, он не жадный, не убийца и т.д., ничего такого, что считается стопроцентно отрицательным в обществе. Как ты думаешь, такие герои — это частая история?
Я думаю, что в мире вообще очень немного однозначности. Люди в своих проявлениях весьма разнообразны, и мне хотелось именно это передать в «Чашке». Обычный человек, такой же, как многие другие, вызывающий разные эмоции в разные моменты. Чисто белые или чисто чёрные герои выглядят банально и скучно.

Ирина: Что для тебя писательство? Развлечение? Эскапизм? Нечто большее или вообще другое?
Всегда по-разному. Это и развлечение, и нечто большее. Спорный вопрос, что более реально, моя объективная реальность или мои тексты.

Мария
: В твоих историях очень важное место отводится детальным описаниям: внешней обстановке, звукам, запахам, внутренним переживаниям героев. Как много ты уделяешь внимания прорисовке деталей, поиску метафор? Создаётся впечатление, что это одна из любимых составляющих работы над текстом.
Я обычно думаю, что перебарщиваю с описаниями окружающей действительности. Я считаю это важным для создания атмосферы текста, для прорисовки особенностей персонажа. Можно говорить прямо: «он переживает», а можно описать, какие это переживания. И тот и другой подход имеют место, но лично мне ближе подавать историю через ощущения персонажа, а метафоры как-то сами собой получаются.

Ирина: Как ты выбираешь очередность, что когда писать?
Как правило, выбираю не я. Персонажи просто начинают требовать свой кусок пирога, то есть внимания и ласки, когда я, например, мою посуду. В такие моменты я могу всё бросить и сесть записывать, за, как бы странно это не звучало, голосами в голове.

Мария:Было бы интересно послушать, когда герои, тебя как автора начинают доставать и бубнят...
Иногда это происходит очень внезапно. Я могу проснуться в три часа ночи и выслушать длинный монолог от какого-нибудь персонажа. Однажды был случай, когда спор троих героев затянулся на несколько часов, и я не спала всю ночь. Они весьма требовательны по части внимания к себе.

Ирина: Что тебя вдохновляет творить, кроме бубнежа героев в голове?
Творчество само по себе увлекательно и вдохновляюще. Как путешествия или дайвинг. Погружение в новые миры, события, жизни, истории. Если говорить о чистом вдохновении, то это, в основном, музыка.

Мария: Можешь ли ты сравнить текст как один из универсальных инструментов передачи эмоций, способ вызова эмоций, демонстрации переживаний и т.д. с музыкой? Ведь необязательно разбираться в творчестве Баха, чтобы оценить, нравится тебе эта музыка или нет?
Сразу скажу, что Бах мне не нравится. Да, музыка для меня — один из самых мощных катализаторов творческого процесса. Я вижу композиции как истории, как антураж, как переживания, и часто просто записываю вслед за ощущениями от прослушивания. Иногда слушаю какую-нибудь песню и сразу понимаю: о, это про ту самую историю!

Ирина
:Если говорить о музыке, с каким музыкальным произведением у тебя ассоциируется «Чашка»? Почему именно с ним?
И тут я, неожиданно для себя, обнаружила, что «Чашка» писалась в полной тишине.

Мария: Некоторые сравнивают тишину с музыкой, может, это был тот самый случай?
Пожалуй, да. Думаю, тут сработало то, что в «Чашке» выхвачен очень узкий сегмент окружающего мира: тесная квартирка; банальность и однообразность жизни героя.

Ирина:У тебя есть любимые и нелюбимые герои? Они представлены в текстах, что были на конкурсе?
Мне трудно отделить героя от текста и контекста, я не делю их на любимых и нелюбимых. Есть те, которые пишутся сложно или более увлекательно, но это совсем другое.

Мария: Не перестаю удивляться, насколько интересно мне, обывателю, если говорить о вампирской теме, читать твои произведения. Очень интересно, понимаешь ли ты, когда пишешь, что твои тексты будут интересны не только людям «в теме», но и читателю со стороны?
Мне очень приятно это слышать. На самом деле я часто думаю, что слишком очеловечиваю своих вампиров, и сомневаюсь, а будет ли это интересно в таком виде? Но для меня вампиры — скорее образ жизни и мышления, нежели банальное питьё крови и хищничество.

Мария: Я, наверное, начинаю понимать, почему меня по большому счёту не волнует, вампир главный герой или нет. Потому что это больше про «жизнь и способ мышления», а не просто описание признаков, свойственных вампирам.
На самом деле на одних признаках далеко не уедешь. У персонажа должен быть характер, вне зависимости, есть ли у него клыки.

Мария: Когда ты читаешь чужие тексты, что тебя может восхитить и наоборот? Как, с твоей точки зрения, отличить хороший текст от посредственного?
Меня всегда восхищает филигранность работы со словом. Даже если мне не близка идея или не нравится сама история, я не могу не оценить то, как мастерски автор передаёт её. И еще — степень увлекательности текста; бывают очень тяжёлые конструкции, с прекрасной идеей и новым взглядом, но такие вязкие, что читать невозможно. Поэтому ценю лёгкость слога.

Мария: Есть ли у тебя некий профессиональный набор инструментов для работы с текстами? И вообще, написание рассказа — это тяжёлый труд?
Я не считаю себя профессионалом в этом вопросе, да и набор инструментов, наверное, неподходящее сравнение. Всё, что мне нужно, это клавиатура, гуглдокс и желание писать. Тяжёлый труд это что-то депрессивное, но я бы сказала, что писать —это довольно кропотливая и сложная работа.

Мария: Когда ты просишь кого-нибудь почитать только что написанный отрывок и просишь высказать мнение, какие эмоции испытываешь? Страшно? Любопытно? Боишься ли критики?
О, сразу всё! Мне и страшно и интересно. Мне хочется понимать, а понял ли читатель текст именно так, как я хотела, а заметно ли вот эту детальку и вот тот оборотик. Я очень дотошный автор, склонный к проработке мелких деталей. К критике в последнее время стала относиться ровно. Просто ещё один отзыв.

Ирина
: Если бы вдруг твои произведения взялись экранизировать, какие из них тебе хотелось бы увидеть? Какого режиссёра ты бы предпочла для воплощения?
О, я бы хотела сериал от Алана Болла! И при этом неважно, какое произведение.

Ирина: Есть какие-то темы, на которые ты никогда не станешь писать?
Да. Политика, религия и сложные психиатрические заболевания.

Ирина: Тебе не интересно или кажется слишком сложным?
Скорее слишком болезненным и острым.

Мария: Про темы. Многие знают, что с описаниями сцен секса или откровенной расчленёнки можно сильно налажать. Здесь и «её глаза упали на его ствол», и проблема с органичным вплетением таких сцен в канву рассказа. Что ты можешь посоветовать, если автор решил включить подобные сцены в свой текст? Ведь такие темы сами по себе уже достаточно эмоциональны. Есть ли способы передать все нужные эмоции, создать сбалансированные описания? Я знаю, что в твоих текстах встречаются очень откровенные сцены. Как ты их пишешь?
Я их пишу максимально абстрагировано от физиологического, сухо и лаконично, стараясь избегать терминологии. Но, уж если надо обозначить часть тела общепринятым словом, то прямо скажу. Посоветовать тут ничего не могу, скользкая тема.

Мария: Можешь ли ты сказать, что посвятила бы своему творчеству больше времени, была бы такая возможность? И думала ли ты когда-нибудь сделать писательство своей профессией, то есть зарабатывать деньги, издавать книги, вести обучающие классы?
Больше чем я могу написать, я вряд ли напишу, вне зависимости от наличия времени, как мне кажется. Профессионально заниматься писательством никогда не думала, а учить вообще дело неблагодарное.

Ирина: У тебя в этот раз было два рассказа на конкурсе — «Чашка чая» и «Роковая встреча». Последний вроде как даже больше соответствует конкурсной теме. Как ты думаешь, почему победила именно «Чашка»?
Честно говоря, затрудняюсь ответить.

Ирина
: Что тебе больше нравилось писать — «Чашку» или «Встречу»?
«Чашка» писалась долго, с тысячей правок, срывами и «всёбросанием», потому что не так и не то. И я до конца не была уверена, как именно история закончится. Идея встречи и вся сюжетная линия была готова от начала и до конца сразу, но сам текст давался непросто и в лютом цейтноте. Думаю, они одинаково трудоёмки для меня.

Мария
: Я влюбилась в такого неуклюжего графа! А его слуга!.. Ещё очень понравился момент, где герой вспоминает, какие ещё напитки подавались на празднике... Никогда не подумаешь, что такой текст писался трудно. Действительно удалась, на мой взгляд, та лёгкость, которую ты так ценишь в текстах! Как ты думаешь, писательству можно научиться? И если да, то на какие вопросы или какие задачи должен перед собой ставить автор в первую очередь?
Можно научить человека собирать слова в предложения, но это совсем не тоже самое, что творить. Творчество для меня — это полёт и невесомость, это и лучи солнца через толщу воды, и шелест листвы, и свист ветра в ушах. Как этому можно научить, если этого нет внутри, я не знаю. Начинающему автору я бы посоветовала продумывать образы героев дальше клыков и крови, характеры персонажей подавать не словами, а иллюстрировать действиями.

Ирина: Я считаю, что, собирая слова в предложения, можно писать вполне качественные вещи. А ты как думаешь?
Качественные и талантливые/захватывающие — это, на мой взгляд, разные вещи.

Мария: Гордишься ли ты своими текстами и собой?
Коварный вопрос! У меня разное отношение к текстам, временами горжусь, временами считаю их ужасными. Я могу гордиться текстом, но не собой, написавшей его, для меня это вещи, лежащие в очень разных плоскостях восприятия.

Ирина:А почему в качестве бонусного рассказа выбран именно «Переулок»?
Потому, что он как раз хорошо отражает мою любовь к воссозданию атмосферы.

Ирина: И ещё один коварный вопрос напоследок: что бы ты хотела сказать остальным победителям?
Поздравить с победой и пожелать их в будущем. Мне приятно оказаться в такой прекрасной компании. И, пользуясь случаем, хочу поблагодарить организаторов «Трансильвании». Знаю, как много сил вкладывается в то, чтобы у нас, авторов, была возможность показывать произведения, соревноваться и побеждать.

@темы: Трансильвания2018, Новости, Интервью